На смену старым стереотипам приходят новые.


«Замуж надо выходить по большой любви, а не по залету», – твердили мне и бабушка, и мама. Мама с папой ждали меня, свою единственную дочь, лет восемь, а после моего рождения все равно развелись. А я выросла, поступила в хороший университет, писала диплом и планировала поступать в аспирантуру. Замужество в мои планы не входило, но получилось так, как получилось: я встречалась с парнем два года, узнала, что беременна, и мы поженились. Моя мать говорила мне: «Делай аборт! Как же аспирантура?!». Мать мужа, которая тоже вышла замуж немножко беременной его старшим братом, наоборот: всячески поддерживала без пяти минут выпускницу. В общем, нашему сыну скоро шесть, мы его безумно любим, а бабушки сражаются с нами за право любить его еще больше. И никто никогда не стыдил меня, что я вышла замуж на третьем месяце беременности.

Сейчас, кажется, советские стереотипы в умах людей стали стираться – им, по большому счету, наплевать – с животом ты выходишь замуж или без. Но на смену старым стереотипам пришли новые, которые вполне себе грозят никогда больше не застать бэби-бум в России.

Нам всем обязательно надо стать успешными. Уже заканчивая университет, мы должны попасть на престижную работу в крупную (желательно зарубежную компанию), в самое читаемое СМИ, самое раскрученное брендинговое агентство. Уже к 20-22 годам мы должны иметь представление, какой бизнес будем открывать (и конечно, деньги на этот бизнес). Институт брака стал каким-то несущественным: человек человеку волк, не верь, не бойся, не проси – мы хорошо усвоили эти принципы и живем, полагаясь только на собственные силы. А когда кто-то со старыми устоями начинает пенять нам, что часики тикают, мы возмущаемся: «Но ведь дети – это дорого! У меня квартира в ипотеке, машина в кредите, как я буду ребенка поднимать?».

Да, дети – это дорого. Но в отдельно взятой России это совсем не так дорого, как в Америке. За муниципальный детский сад, которые сейчас, слава Богу, регулярно строят, мы платим всего несколько тысяч рублей. А в какой-нибудь Калифорнии месяц в детском саду обошелся бы нам в 1200 долларов. Даже при абсолютно другом уровне зарплат не все могут позволить себе детсад. И не все русские, привыкнув к горячему питанию и отдельным кроваткам в российских садах, хотят отдавать чадо в американский.  Там дети спят в одежде на матрасах, а родители обязаны давать им с собой ланч. Ну не борщ же с котлетой положить им в контейнер? Тогда придется нанимать няню, а няня вдвое дороже, чем садик. Так, мои знакомые из Сан-Франциско платят няне своих двойняшек 2800 долларов в месяц.

Дети – это дорого. Но в той же Америке ты никогда не сможешь просидеть в декрете полтора года, оставшись при своем окладе да еще и получив выплату на рождение ребенка. Такой меры поддержки, как материнский капитал, там тоже не предусмотрено.

Мы вбили себе в голову, что дети – это дорого, муторно, ответственно. Что дети лишают нас чуть ли не всех радостей в жизни. Сначала мы говорим себе, что вот выплачу кредит за машину – и рожу, вот выплачу ипотеку – и тогда… Но у нас появляются новые цели, которые к материнству никак не относятся. Кому-то из нас везет, и бешеное колесо «дом – работа» замедляет ход или вовсе останавливается, но и тогда нас одолевает не жажда быть матерями, а жажда посмотреть мир. Мы хотим быть перелетными птицами, богатыми и беззаботными. «А часики тикают», –  говорят нам вслед бабушки у подъезда. Хорошо, что мы их не слышим. Наверное.

published on zachashkoi.ru according to the materials gorabbit.ru